Модели Фотографы Стилисты Модельеры Модельные агентства Fashion Kids
Помощь по сайту

Евгения Во­лодина (Eugenia Volodina)

Евгения Во­лодина (Eugenia Volodina)
в 1984 году, в городе Казань, родилась будущая звезда моды Евгения Володина. Женя выросла в большой дружной семье. Помимо родителей и бабушек ее окружали сестры и брат. Семья Во­лодиных всегда считалась благополучной: дети росли в достатке и ни в чем не нуждались. Все девочки в семье были очень красивыми. В сере­дине 1990-х стать моделью мечтала старшая се­стра Юля, у которой были для этого все данные. Но тогда модельный бизнес казался очень сомни­тельным. Слишком много темных личностей кру­тилось вокруг девушек, которые выходили на по­диум, и эта профессия в России выглядела со­всем небезопасной.

В свою первую модельную студию Евгения Во­лодина пришла за компанию с подругой. Девочки ходили в подростковую студию, которая сущест­вовала при театре моды «Лик». Женя то бросала занятия, то начинала снова. В 2000 году она опять возобновила свое увлечение. Модельные классы для подростков включали в себя несколько пред­метов: стиль, визаж, психология, актерское мас­терство, походка и хореография. Женя относи­лась к этим занятиям скорее как к приятному раз­влечению. Никто не думал всерьез, что девушку ждет будущее профессиональной модели.

Евгения Володина заканчивала школу. Нужно было определяться с выбором профессии. Как многие российские выпускники, она планировала поступать в вуз. В качестве места обучения был выбран Казанский государственный энергетичес­кий университет. Тем не менее Женя решила при­нять участие в конкурсе «Мисс Реклама».

По стечению обстоятельств на конкурс приехал московский фотограф Алексей Васильев — тот са­мый, который двумя годами раньше нашел в Ниж­нем Новгороде Наталью Водянову. На конкурсе он сделал несколько снимков Евгении Володиной и отправил их в Париж, в агентство «Viva». Через несколько месяцев Алексей перезвонил в Казань и сказал, что Женю хотят видеть в Париже.

К тому моменту Евгения Володина уже сдала большую часть вступительных экзаменов. В дей­ствительности решение об ее отъезде было со­всем не таким очевидным, как может показаться на первый взгляд. Понравится ли она в Париже, сможет ли остаться — все это было неизвестно.

А дома все-таки были ощутимые реальные пер­спективы: учеба в университете, высшее образо­вание. Тем не менее Женя выбрала Париж. Это был шанс, который не хотелось упускать. К тому же в случае неудачи в институт можно было по­пробовать поступить на следующий год. И в чем-то она была к лучшему, эта пауза — в течение го­да можно было спокойно подумать, чего на самом деле хотелось от жизни, а чего — нет.

Но самое главное — Жене Володиной очень хотелось попасть в Париж. Это был город ее меч­ты. Это было место, где она с детства хотела ока­заться. Тем более что речь шла не о простой ту­ристической поездке на несколько дней. Евгении Володиной представилась возможность жить в этом городе — ходить по набережным Сены, сворачивать на знакомые бульвары, сидеть в лю­бимых кафе. И все это не на правах случайного посетителя, а в качестве человека, который ощу­щает Париж своим.

Как и у многих начинающих манекенщиц, пер­вый год в Париже был совсем не простым. Женя жила в тех же условиях, в которых оказывались все начинающие модели. Доход меньше 100 дол­ларов в неделю. Скромная квартира, снятая агентством на двоих с другой девочкой-моделью (соседка Евгении Володиной была из Англии). Бесконечные кастинги в разных концах города. Но самое тяжелое заключалось в том, что Же­ня была одна — ни мамы, ни папы, ни сестер и брата, к которым она так привыкла и которые ее так поддерживали. Самые тяжелые — первые месяцы, когда еще не владеешь беглым разговорным языком и нет возможности свободно об­щаться. И кажется, что ты никому не нужен в этом чужом мегаполисе. И что так будет всегда — тя­желые дни, одинокие вечера и просмотры, на ко­торых снова выбрали не тебя.

Надежда на лучшее появилась только после того, как Женю заметил знаменитый фотограф Стивен Мейзел. К тому моменту, когда они позна­комились, Мейзел считался звездой моды и мод­ной фотографии уже в течение как минимум два­дцати лет. Он родился в 1954 году в Нью-Йорке. Модные журналы были его увлечением с детства. Существует легенда, что в 12-летнем возрасте Мейзел специально приходил в студию фотогра­фа Мелвина Сокольски (Melvin Sokolsky), чтобы увидеть Твигги (Twiggy) — знаменитую модель то­го времени.

Для съемок Стивен Мейзел пригласил Евге­нию Володину в Нью-Йорк. Но с самого начала все пошло как-то не так: Женя все две недели была простужена, съемки то переносились, то от­менялись. В конечном итоге та съемка не сложи­лась. Однако, несмотря на досадную неудачу, в этом все равно был прорыв: ее заметили, ее стали приглашать для работы очень серьезные фотографы. Это давало если не уверенность, то по крайней мере надежду на профессиональ­ное будущее.

И все-таки именно Стивен Мейзел дал начало настоящей карьере Володиной. Мейзел сфото­графировал Евгению для обложки итальянского «Vogue» в 2002 году. Ему очень нравилась и ее внешность, и ее умение работать. С его легкой руки за Евгенией Володиной закрепилось прозви­ще Женя Жениаль — Гениальная Женя. Эта съемка для «Vogue» стала для Жени первым большим успехом и дала толчок ее последующе­му профессиональному росту.

2002 год вообще был для Евгении Володиной очень удачным. Ее стали приглашать для участия в модных неделях. Демонстрировать коллекции haute couture сезона весна-лето-2002 Женю при­гласили и «Balmain», и «Christian Dior», и «Givenshy», и «Jean-Paul Gaultier» — очень почетный список для любой модели. Но самым важным в том сезоне был, пожалуй, показ японца Джуниа Ватанабе (Junya Watanabe).

В том же году Евгения Володина получила первое по-настоящему крупное предложение. Вместе с Натальей Водяновой она стала лицом рекламной кампании «Gucci». Этот легендарный модный дом был основан Гуччио Гуччи (Guccio Gucci) еще в 1921 году и является сегодня одной из самых старых европейских марок. После смерти основателя компанию унаследовали его сыновья — в семье было шесть детей.

Том Форд очень поддерживал появление Ев­гении Володиной в качестве лица марки. Внеш­ность Жени как нельзя лучше подходила для об­раза «Gucci». Она была очень элегантной и в то же время чем-то напоминала своевольного под­ростка, сбежавшего из дома, чтобы жить собст­венной, независимой жизнью. Это был новый об­раз роковой женщины — нежной и в то же время опасной из-за своей ослепительной красоты. Та­кой характер и требовался «Gucci».

Фотографии были заказаны Марио Тестино — еще одному фотографу, чье имя является леген­дарным для моды. СуперМарио, а именно так при­нято называть этого мастера, работавшего с Вер­саче и Мадонной, снимавшего Кейт Мосс и прин­цессу Диану, тоже был человеком очень не простой модной биографии. Он родился в середине 1950-х в Перу, в Лиме, и до определенного момента не думал о карьере глянцевого фотографа. Тестино изу­чал экономику, право и международные отношения в престижных университетах: у него были все шан­сы стать преуспевающим юристом.

Но он выбрал другой путь. В 1976 году Марио Тестино приехал в Лондон и начал учиться фото­графировать. Он зарабатывал на жизнь тем, что готовил портфолио для девушек, которые мечта­ли стать моделями. Сейчас сложно поверить, что его снимок вместе с услугами парикмахера и ви­зажиста стоил всего 25 фунтов. Сегодня гонора­ры Марио Тестино исчисляются совсем другими суммами.

На фотографиях Марио Женя выглядела ши­карной и упрямой девушкой — с внутренним чув­ством стиля и сильным характером. Рекламная кампания модного дома «Gucci» того года была сделана черно-белой, и это заставляло вспом­нить не только о мире моды, но и о художествен­ной фотографии. Такой жест, в свою очередь, подразумевал, что «Gucci» — не только модное, но и художественное явление: речь шла о не­сколько других акцентах в позиционировании марки. Изысканный и сложный образ Евгении Володиной был в этой ситуации очень полезен. Через год после этой съемки было официаль­но объявлено о том, что «Gucci» и Том Форд раз­рывают свои отношения и великий американец уходит из знаменитого модного дома. В марте 2004 года была представлена его последняя кол­лекция. Не только в доме «Gucci», но и в миро­вой моде закончилась целая эпоха, частью кото­рой была и Женя Володина.

В той ошеломительной карьере, которую сдела­ла Евгения, став одной из самых успешных моде­лей десятилетия, были, однако, не только взлеты, но и неудачи. Очень обидный случай произошел в 2003 году. Евгения Володина обратила на себя внимание компании «Christian Dior». Женю выбра­ли новым лицом аромата «J'adore». Этот парфюм был успешно запущен в 1999 году и два года спу­стя, в 2001-м, был признан ароматом года.

Героиней первой рекламной кампании «J'adore», начавшейся сразу после выхода аромата, была эстонская модель Кармен Касс (Carmen Kass). Она жила и работала в Париже с конца 1990-х го­дов, снималась в рекламе практически всех име­нитых марок и была одной из самых популярных моделей нулевых годов. В 2000 году журнал «Vogue» и канал VH1 признали ее Моделью года. Поэтому не удивительно, что в свое время стать лицом нового парфюмерного проекта «Dior» предложили именно ей. В 2003 году возникла идея несколько изменить образ аромата и пригла­сить для съемок другую модель.

Для новой версии рекламы «J'adore» выбрали Евгению Володину. Она прошла кастинг, было сде­лано несколько фотографий. Ради этой съемки ей пришлось изменить цвет волос: она стала блондин­кой. Но в самый последний момент планы измени­лись. Было решено обойтись без серьезных обнов­лений: компания снова заключила контракт с Кар­мен Касс. Сотрудничество Жени с парфюмерией «Christian Dior» не сложилось. Несколько лет спус­тя для «J'adore» все-таки нашли новую модель. Ею тоже стала модель из Эстонии — Тиу Куик (Tiiu Kuik). Всех трех девушек снимал один и тот же фо­тограф — знаменитый Жан-Батист Мондино.

Впрочем, эта досадная неудача не помешала Евгении Володиной стать через некоторое время героиней парфюмерии других известных фирм. Среди ароматов, которые она представляла, — «In Love Again» («Yves Saint Laurent»), «Incanto» (Sal-vatore Ferragamo) и «V» («Valentino»). У Жени скла­дывался безупречный послужной список. В нем были все самые знаменитые имена мировой моды.

В течение нескольких последующих лет Евге­ния Володина не только много снималась в значи­мых рекламных кампаниях — а она стала лицом «Celine», «Dolce & Gabbana», «Fendi», — но и ак­тивно принимала участие в модных показах. В ближайшие годы она вышла на подиумы более 1500 раз. Фотографических серий с ее участием в модных журналах было так много, что возник эффект постоянного присутствия. Женя стала мо­делью, без которой было невозможно предста­вить несколько последних лет. И в каком-то смыс­ле она была знаком этого времени.

Но самое удивительное заключалось в другом. Несмотря на свои звездные гонорары, которые те­перь исчислялись десятками и сотнями тысяч дол­ларов, она в чем-то осталась той наивной малень­кой девочкой, которая покупала себе нарядные вещи в Казани для поездки в Париж. Она по-прежнему трогательно заботится о брате и сест­рах; первый крупный гонорар она потратила на то, чтобы купить новую квартиру родителям. Несмот­ря на свой успех, она осталась членом той боль­шой семьи, которая следит за ее успехами дома.
— Для моих родственников я вовсе не шикар­ная модель. Я просто такая, какая есть, — рас­сказывает она в интервью.

Евгения Володина так и не смогла полюбить Нью-Йорк. Она предпочитает Париж, к удивитель­ной магии которого до сих пор до конца не при­выкла. Профессия вынуждает жить между Пари­жем, Миланом и Лондоном. Но на вопрос о том, считает ли она себя представителем интернацио­нального мира моды, Женя неизменно отвечает: «Я русская модель». И в этой легкости ответов на спорные вопросы чувствуется качество, которое она считает одним из самых важных, — уважение к себе и к людям.

В профессиональной среде существует мне­ние, что красота — это скорее внутреннее состоя­ние, а не только особенность черт лица. Для Евге­нии Володиной таким несомненным качеством является внутреннее благородство, которое дела­ет ее уникальным персонажем современной мо­ды. Своим успехом она как будто подтверждает тезис о том, что мало выглядеть красивой — не­обходимо быть достойной.

Это и есть то самое качество, которое привле­кает в Жене тех, кто видит в ней героиню своих рекламных кампаний. Чувство собственного до­стоинства — это состояние, которое невозможно нарисовать или, как шикарное платье, надеть на один вечер, а затем спрятать в шкаф. Евгения Володина снова напомнила нам и всему миру, что одной из статей нашего экспорта по-прежнему является загадочная русская душа.
 
Автор: Екатерина Васильева
Книга: «Русские модели»


Источник: Fashion Bank

Раздел: Известные модели

Добавить комментарий Добавить комментарий:        Код для вставки на сайт Код для вставки на сайт:        Версия для печати Версия для печати

Комментарии к статье:

 Margot
Margot 03.01.2012, 15:28

Женя очень приятная в общении девушка - живая, теплая, эмоциональная. Замечательная модель и просто хороший человек.

 Диана
Диана 24.06.2010, 21:45

она в моей школе училась 99

 Nino
Nino 07.12.2009, 10:39

Very harsh fce, indeed...like Nazi German; and look full of hatred...is it the new look of femininity?

 Lola
Lola 07.12.2009, 10:36

Не лицо девушки, а лицо нациста....близко посаженные глаза и подбородок словно свинцом налили...еще бы желваками ворочала...

Дарья
Дарья 25.03.2009, 20:17

Женечка ты супер!!!

Vova
Vova 02.07.2008, 21:06

Красивая девушка, с удивителльной судьбой.

Настоящая супер-модель.

топ5 публикаций

Информация

О проекте

Сотрудничество

Контакты

Реклама на сайте

Разделы

Публикации

Новости

Блоги

События

Коллекции

Фотостудии

Обучение

Маркет

Каталог

Модели

Фотографы

Стилисты

Модельеры

Модельные агентства

Работодатели

Сервисы

Регистрация

Разместить объявление

Найти модель

Найти фотографа

Найти стилиста

Найти агентство

Найти модельера

© 2007-2018.
// Создание сайта - 2opexa
Вся информация на сайте является объектом авторских прав и принадлежит порталу Fashion Bank.
Права на все фотографии, принадлежат авторам.
Пожалуйста, прочтите "Условия распространения информации".