Модели Фотографы Стилисты Модельеры Модельные агентства Fashion Kids
Помощь по сайту

Образы кино при создании коллекции нарядной одежды

Образы кино при создании коллекции нарядной одежды

  Кино всегда имело возможность если не совершить революцию в моде и стиле, то во всяком случае ей всячески поспособствовать. Так, например, Годар, выбирая для своего фильма «На последнем дыхании» земного носатого Бельмондо и негламурную девочку-мальчишку Джин Сиберг, совершал революцию в сознании людей.

  Выбирая тему будущего фильма, актеров на главные роли и антураж, режиссер отчасти выступает в роли стилиста. Подобно тому, как дизайнер придумывает тему для следующей коллекции, режиссер останавливает свой взгляд на определенной исторической эпохе, смотрит в будущее или окружающее его настоящее.

  Гарбо и Дитрих были иконами стиля. Говорить же о влиянии нынешних кинозвезд на моду и стиль не приходится. На церемонии вручения «Оскар» они появляются в нарядах из последних коллекций, которые мы через пару недель увидим во всех глянцевых журналах. Как правило, никто из них не рискует даже смешивать одежду от разных дизайнеров. Похоже, ставки слишком высоки и лучше сыграть наверняка.

  А вот мода обращаться с кино запросто, эксплуатируя все его находки как на подиуме, так и в фотографии.
  С самого начала возникновения кино оно становится первым распространителем модных тенденции. Позже возникнут журналы, затем телевидение и Интернет, но кино не снижает своих позиции до настоящего времени.

  В 1919 году Голливуд открыл значение модной инсценировки в постановочных фильмах. Немой фильм, как журнал, включающий в себя все атрибуты роскошной жизни, встал на службу моде.

  Национальные кумиры сцены уступили место международным кумирам экрана. Верных самоотверженных женщин, сменили самоуверенные роковые женщины-вамп а-ля Теда Бара. Новый тип становился популярным: ангел и дьявол в одном лице. Его воплощением называли Глорию Свенсон.
В 1929 г. группа изобретателей совершила революционное открытие: теперь киноплёнка содержала звуковую дорожку. Кино изменило всё, в том числе и моду. Киноиндустрия дала возможность кутюрье получить большую популярность. Голливуд рос, превращаясь из простой киностудии в настоящую фабрику звёзд.
Он хотел работать только с великими кутюрье из Франции. Модным было то, что носили звёзды, на экране или в жизни. Создатели моды очень быстро увидели, насколько полезным может быть кино. У них было максимум несколько сотен клиенток в год, тогда как кино еженедельно одевало 90 млн. зрителей.
Голливудом был получен патент, позволяющий наиболее популярные костюмы из фильмов тиражировать и запускать в продажу Люди очень хотели быть похожими на звезд, поэтому производство было налажено, и изделия продавались в огромных количествах.

  В 1913 году Поль Пуаре сделал фильм о своей коллекции, который он хотел показать своим американским клиентам. Но в США фильм был изъят по причине его «порнографического содержания» - там были представлены женщины в юбке брюках. В действительности же, причиной изъятия этого фильма послужил страх конкуренции. После его просмотра многие клиенты могли переметнуться к Пyape, а это никому не было выгодно.

  С 1925 года стала возможна передача натурального телесного цвета и различных оттенков красного, что сделало фильмы о моде по-настоящему зрелищными. Первый фильм в этой серии представляет моду Пуаре, Ворта и Ланвен. Фильм пошёл с большим успехом.

  Одной из причин, почему кинопродюсер Сэмюэл Голдвин решил заказывать костюмы для своих фильмов у Коко Шанель послужило то, что соперничать с модой работникам кино было нелегко. Стоило им закончить съемки, использовав при этом самые дорогие платья, как Париж уже рекламировал новые силуэты, и фильм устаревал ещё до выхода на экран. Но простые чёрно-белые костюмы не смотрелись в цветных фильмах. Голливудский контракт Шанель не имел успеха.

  Успешнее всех с кинематографом сотрудничала Скиапарелли, сначала в Англии, затем в Голливуде. В Голливуде наряду с популярной сценаристкой Анитой Лус её клиентками становятся Джоан Кроуфорд и Грета Гарбо. Также она создаёт костюмы для Марлен Дитрих, Кэтрин Хепберн и многих других актрис.
В конце 20-х на смену чёрно-белому кино пришло цветное. Кинозвёзды заполучили румянец, разноцветные тени и насыщенные тона лака для ногтей. Этот макияж мгновенно перенесся на улицы. Все пытались копировать контур губ известной актрисы Клары Боу, под названием «Лук Купидона».

  Америка по прежнему активно развивала «седьмой вид искусства», несмотря на кризис 1929 года, тридцатые годы стали эпохой абсолютного расцвета кино и моды. Кино становиться самым популярным источником информации и развлечения, предлагая публике, переживающей тяжёлый период, погрузиться в сказку. Эпоха тотального стиля кончилась. Началась эра «а-ля»: Марлен Дитрих, Грета Гарбо, Джин Харлоу, Рашель Хадсон. Операторы использовали особый фильтр, чтобы приглушить блеск волос блондинок, затмевающий актёров с тёмной шевелюрой. При появлении панхроматической плёнки светловолосые актрисы заполнили кинематограф.

  В 1931 году в фильме «Анна Кристи» рождается голос-событие: чувственный и хрипловатый, он покоряет публику и делает звездой свою обладательницу - Грету Гарбо. В другое время Грета Гарбо имела бы мало шансов стать кумиром. Высокая, широкоплечая, дочь шведского рабочего, когда она появилась в Голливуде, в середине 20-х годов, никто не воспринял ее как будущую звезду. Только камера открыла достоинства ее симметричного лица с огромными глазами и плотно сомкнутыми губами: это была недоступная красота, которая, казалось, знает все тайны любви. Ее считали «божественной» и возвели в культ. В тридцать шесть лет самая таинственная актриса мирового кино сказала «Я хочу побыть одна» и ушла из Голливуда. Но после ее добровольного ухода любовь к ней лишь усилилась.

  Знаменитым стал упрощенный стиль, способствовавший популярности Греты Гарбо, которая в вычурных нарядах не находила себе применения. Незабываемой останется мягкая фетровая шляпа с широкими полями, которую Адриан создал для ее теплой полушинели. Костюмы Джилберта Эдриана к фильму «Мата Хари» стали настоящей сенсацией, Грета Гарбо никогда не выглядела более соблазнительной, чем в этих экзотических восточных нарядах и украшениях

  Часто Адриан открывал достоинства там, где другие их не видели.
Адриан был непревзойденным. Так, он разработал для Джоан Кроуфорд стиль, преувеличенно подчеркивающий плечи. Слой за слоем наложил он ей на плечи рюши для фильма 1932 года, это пирожное из органзы, принятое публикой с таким восторгом, что было продано 500000 его копий. Это платье создало Джоан Кроуфорд репутацию законодательницы стиля, отныне все ее наряды сразу же копировались, и по всей Америке их покупали женщины, стремящиеся сделать карьеру. Адриан был мастером в искусстве одевать звезд так, чтобы они действительно излучали необходимое для фильма сияние и чтобы можно было в совершенстве оценить их фигуру.

  Как в MGM Адриан, так в «Парамаунт» имиджем великих звезд ведал Трейвис Бэнтон. Марлен Дитрих он с головы до ног закутал в кружево, экзотические перья и роскошные меха. Для Клодетт Колбер он придумал «воротник Колбер», который так элегантно удлиняет шею.
После ухода Трейвиса Бэнтона его заменила ассистентка Эдит Хэд, и сделала это превосходно: 35 раз ее выдвигали на «Оскара», и восемь раз он был ей присужден.

  Едва Шанель ввела в моду «маленькое черное» как в 1931 году Эдит Хэд пришла мысль создать целую серию белых вечерних платьев. Голливуд сразу увидел какие возможности таит в себе «великое белое», здесь соединили идею Шанель с кроем по косой линии Вионне, и так появилось сверкающее сатиновое платье, которое стало воплощением сексуальной привлекательности.
Чтобы оно сидело как влитое, его буквально приклеивали на голую кожу, и вновь освободиться от него можно было лишь с помощью утюга. На своём пути в кино «великое белое» теряло невинность, чтобы взамен получить нечто, что есть только там: очарование. И по сей день «великое белое» неотделимо от мира звёзд Голливуда.

  На последних показах многие дизайнеры обращались к «великому белому»
Марлен Дитрих после своего триумфального появления в «Голубом ангеле» в 1930 году была встречена в Голливуде как «вторая Гарбо». Но она быстро доказала что обладает собственной харизмой.

  Преображение полненькой круглолицей немки с вздёрнутым мясистым носом в «Голубого ангела» совершил австрийский режиссёр Джозеф фон Штернберг. Для этого он выщипал артистке брови, выдернул четыре коренных зуба и разработал систему освещения, при которой лицо Марлен приобрело те черты, которые теперь известны всему миру. После первого успеха он привёз своё детище в Голливуд. Там Дитрих произвела фурор – слава о её эпатирующем поведении, бесчисленных романах и шокирующих нарядах мгновенно распространилась по всей Америке.

  Светлые волосы, тонкие изогнутые брови, огромные глаза, ленивая томность, грудной голос: женщина-видение Голливуда - Марлен Дитрих доказывает что красота требует жертв.
  Марлен Дитрих снявшись в полусотне фильмов не получила ни одного «Оскара».
Первой она стала носить брючные костюмы и фраки с бабочкой и цилиндром, заказывая их в дорогих мужских ателье.

  То, что для окружающих было шоком, для неё было признаком здравого смысла. Рядом с океаном и горами в брюках было гораздо удобнее.
Несмотря на костюм, шляпу, галстук и ботинки на шнуровке в качестве повседневного гардероба, на экране она работала над созданием образа femme fatale, о которой вздыхали все мужчины Америки. Фон Штернберг обучил Дитрих основам операторского мастерства, и она сама следила за тем, чтобы во время съемок свет падал на лицо сверху, как можно эффектнее высвечивая её волосы, подчёркивая скулы и придавая взгляду мистический оттенок.
Над многими костюмами она работала сама. Вручную расшивала платъя бисером и стеклярусом, вшивала метровые застёжки «молнии». Марлен обожала меха, особенно норку. Туфли носила только ручной работы и никогда босоножки, открытые пальцы ног в её представлении были верхом вульгарности. Перчатки ей делали по гипсовому слепку рук. Её примерки у Шанель и Баленсиаги длились до восьми часов.

  Трейвис Бэнтон, художник по костюмам студии Paramount, который работал над образом Марлен Дитрих, кутал её в меха, что способствовало укреплению их позиций в моде.

  Марлен Дитрих величайшая актриса и одна из прекраснейших женщин двадцатого века была первой (и пока единственной) актрисой, которую приняли в Голливудскую ассоциацию гримёров.

  В разгар Великой депрессии 30-ых Джозеф фон Штернберг снял фильм в котором «голубой ангел» Марлен Дитрих сыграла «красную императрицу» - немецкую принцессу Софию, будущую русскую императрицу Екатерину II. Режиссёра, заявлявшего «Мисс Дитрих - это я, я - это мисс Дитрих», мало интересовало варварская и мистическая Россия, гораздо больше - актёрский талант Дитрих, которая была на удивление хороша и в густых вуалях невесты, и в белом мундире, и в мужской папахе удачно подчёркивавших её хрупкость и сексуальность.

  Роль, о которой мечтали все голливудские красавицы, получила в 1939 году англичанка: Вивьен Ли сыграла роль Скарлет О'Хары в фильме «Унесенные ветром» за которую получила «Оскара». Наряду с талантом она обладала нежной красотой, которая предопределила ее карьеру кинозвезды. Автором костюмов к фильму «Унесенные ветром» был Уолтер Планкетт.
В 1943 году на экраны вышел фильм, который изменил не только моду, но и фигуру женщины.

  Джейн Рассел в «Беглеце» Говарда Хьюго продемонстрировав свои женственные формы, вытеснила тип женщин-унисекс, царивший с 20-ых голов. В моду вошли округлости.

  С началом Второй мировой воины столь близкая связь моды и кино прекратилась.
  На фотографиях 30-50-ых годов советские кинозвезды выглядят не только красивыми, но и безупречно одетыми. Самой престижной из портних была Надежда Ламанова, хотя для клиентов она шила не часто. Чаще она выступала в роли советчицы.

  Модельер Елена Ефимова работала с Орловой, Целиковской, Сергеевой. Брат Ефимофой, Николай Марфинский, был самым модным мужским портным в Москве. Именно у него многие женщины предпочитали заказывать «английские» костюмы. Многие кинозвёзды прекрасно шили сами. Например, Любовь Орлова, несмотря на то, что имела превосходных портних.

  В целом актрисы в жизни одевались очень скромно. Великолепно одевалась Любовь Орлова, её портниха обшивала с головы до ног.
  Во время Второй мировой войны ведущую роль в мире моды играл Голливуд. На киностудиях приходилось бороться с ограничениями, бюджеты стали скуднее, предметы роскоши запрещены. Вышедший в 1943 году фильм «Касабланка» доказал что можно обойтись и без них. Ингрид Бергман и Хамфри Богарт предстали там в почти реалистичной одежде. Классический женский костюм актрисы в этом фильме, снятом 1942 году, воспринимается как воплощение элегантности 30-ых годов. Для 2000-ых этот фильм стал культовым. Многие дизайнеры обращались к нему при создании своих коллекций.

  Война упрочила положение Голливуда как главной фабрики грёз, здесь формировался образец, которому подражали миллионы. Почти повсюду культурная жизнь прекратилась, и если в отдельных странах, таких как Франция, всё же что-то происходило, то при закрытых дверях. Только кино могло продолжать распространять идеальные образы, которые приходили в массы. В начале 40-ых годов звездой экрана стала Ингрид Бергман, вторая шведка после Греты Гарбо. Никто не мог так легко, как она, передать глубокий и богатый мир чувств. Этот талант и её нежная естественная красота, которая не нуждалась ни в каких дополнениях, сделали Ингрид Бергман идеальным типом военных лет.

 В 1946 году стиль Ингрид Бергман вдохновил Харди Эймиса на создание его первой коллекции. Его элегантные, женственные твидовые костюмы в стиле Ингрид Бергман с круглыми плечами и подбитыми ватой бёдрами имели успех с первого раза.

 Кэтрин Хепберн. Она была столь талантлива и умна, что долгое время её красоту не признавали. Сегодня она считается прообразом современной женщины и является единственной, чей стиль пережил её долгую карьеру.
В своём первом фильме «Билль о разводе» Джорджа Кьюкора, она получила весьма нелестную характеристику от режиссёра. «Снобка с претензией на даму и совершенно не надёжный человек!». В последствии Кьюкор переменил своё мнение, стал её ближайшим другом и снял в восьми фильмах, одна из самых элегантных красавиц всех времён и народов умела внушить уважение к себе - не зря она стала второй (после Марлен Дитрих) актрисой добившейся права сниматься в брюках!

 Лорен Бейкол также превозносят за её стиль и сегодня. При этом он был «одолжен» у Слим Кейт, жены режиссёра Говарда Хоукса. Облик, который вошёл в историю моды как «Девушка Калифорнии»: здоровая, чистая, сияющая, просто «золотая».

 Послы войны с идеалом чистоты было покончено Рита Хейворд навсегда останется в памяти как «Джильда»: в чёрном вечернем платье с открытыми плечами, в перчатках до локтей, с наслаждением затягивающаяся сигаретой. В 1946 году она стала символом всего о чём мечтали мужчины после возвращения: шёлковое постельное бельё, алкоголь и секс.

 Узкое черное платье из шёлкового сатина с длинными перчатками сослужило также службу и Эве Гарднер, после того как она позировала в нём для своего нового фильма, эта актриса предстала единственной серьёзной соперницей Риты Хейворд. Обе они ознаменовали начало новой эры сексуальных богинь.
В 40-ые годы реализм был преждевремен. В кино ходили чтобы убежать от ужасных будней. Вернуться во времена, где у женщин осиные талии и пышные юбки. Правительство решило поддержать дух народа, предоставив киноиндустрии больше материалов, позволяющих создавать грёзы.
Рождение «New Look» Диора.

 На его создание Диора вдохновили исторические фильмы 40-ых годов. Наибольшее впечатление на него произвел фильм «Унесенные ветром» с Вивьен Ли в главной роли. Диор хотел возродить традиции великой роскоши во французской моде.

 Узкие плечи, затянутая талия, округлые бёдра, и, прежде всего, юбка, её длина и неслыханная ширина - всё вместе это создало незабываемый силуэт песочных часов. После своего предшественника - угловатого костюма военных лет с его широкими плечами и узкой короткой юбкой, силуэт созданного Диором «New Look» Демонстрировал непривычную роскошь.

 Грейс Келли, в образе которой воплотился идеал совершенства эпохи пятидесятых, Альфред Хичкок относил к числу самых привлекательных женщин, попадающих под определение «леди в гостиной и шлюха в постели».
Одри Хепберн была для 50-ых годов символов девочки-подростка, из хорошей семьи, глаза лани, невинность и безумная любовь к танцам. После фильмов «Сабрина» и «Сладкая мордашка» её манера одеваться стала образцом для подражания. Причёска Одри, её густые брови, чёрный свитер, юбка New Look и чёрные лодочки напоминающие балетные туфли стали образцом для миллионов.

 «Война и мир» режиссёра Кинга Видора возможно, - не самая удачная экранизация Толстого. Но у многих поколений киноманов образ хрупкой и решительной Наташи Ростовой, смотрящей на мир широко открытыми глазами навсегда связан с Одри Хепберн.

 Одри Хепберн предпочитала платья парижского модельера Юбера де Живанши. Их сотрудничество было выгодно обоим. Она получала яркий образ, а он - отличную рекламу своих изделий.

 Мэрилин Монро соединяла в себе обаяние, невинность с внешностью секс-бомбы и была кумиром всех тех, кто не мог сделать окончательный выбор между «симпатичной девчонкой из соседнего дома» и обольстительной женщиной-вамп. Крашеные светлые волосы Мэрилин, тщательно уложенные в причёску, глаза с поволокой, чуть приоткрытый рот с маленькой родинкой над верхней губой - всё это на долгое время стало популярнейшим образцом макияжа. Её тщательно продуманный макияж был естественнее, чем у роковых русалок, но эффектнее чем у невинных принцесс.

 Лиз Тейлор сначала была звездой-вундеркиндом, а потом внезапно поразила всех ослепительной женственностью. Она обладала всеми физическими данными секc-бомбы, и её красивое необычное лицо излучало неподдельную страсть.

 Она никогда не играла домохозяйку и никогда ею не была. Меха, бриллианты и роскошное бельё, помогали создавать её образ самой красивой актрисы 50-70-ых годов. Зрители были готовы смотреть самый никудышный фильм - лишь бы в главной роли снималась Лиз!
Элизабет Тейлор прожила несколько жизней. Была Лиз эпохи «Лесси» - как ангел. Чернобровая нимфетка с сиреневыми глазами и кротким личиком послушной маминой дочки, тайная мечта Гумберта Гумберта и всей послевоенной Америки.

 Потом Девочка-звезда из детских фильмов про собаку плавно перешла на амплуа инженю в фильмах про первую любовь. Те же фиолетовые глаза, губки бантиком, брови домиком, очаровательная родинка на правой щеке. Но налитые груди и бёдра зрелой женщины. Лиз эпохи «Места под солнцем» и «Наследница». Лиз эпохи «Кошки на раскалённой крыше» - печальная, похудевшая напряжённая. Женщина, заглянувшая в глаза смерти, но не испугавшаяся, не сломившаяся.

 Брижит Бордо. В начале 60-ых была воплощением смеси порока и невинности. Стройная, но с пышными формами, одновременно утончённая и наивная. Она соединила в себе все, что обычно называют «типично французским». 60-ые с их культом научно-технического прогресса были устремлены в будущее. Отсюда и силиконово-металлическая «Барбарелла». Барбарелла казалась воплощение космической эпохи: сексуальной, шикарной, в чёрном костюме из лакированной кожи, в сапогах и с пистолетом. Эта роль Джейн Фонды в начале XXI века вдохновила многих дизайнеров.

 В 60-ые годы кино и телевидение также стимулируют развитие моды. Эффектные модели для театра и кино создавали знаменитые парижские Кутюрье: Кристиан Диор, Жак Фат, Эльза Скиапарелли, Кристобаль Баленсиага и Юбер Живанши.

 В 1963 году улицы завоёвывает мини-мода. Кроме Андре Куррежа фривольными мини фурор в кино и на телеэкране производит Твигти. Классической компенсацией безумства становиться брючный костюм а-ля Марлен Дитрих. В сериале «Мстители» появляется Эмма Пил. В дерзкой модели мини или комбинезоне-джерси рядом с «Мистером Стидом» - корректно одетым английским джентльменом. Джинсы становятся выражением современного образа жизни: модели цвета индиго превращаются в повседневную одежду. Белая футболка, черная кожаная куртка и голубые джинсы, в которых снимались Марлон Брандо в «Дикаре» и Джеймс Дин в фильме «Потому что не ведают, что творят», превратилась в настоящую очень модную униформу. Эта униформа выражала вполне определённое восприятие жизни - недовольствие пустотой
В конце 60-ых - нач. 70-ых, когда мода, пресытившись футуризмом, повернула на 180 градусов и обратилась к прошлому, её любимой эпохой стала эпохой Королевы Виктории. Одним из толчков послужил выход фильма «Виват Мария» с Брижит Бордо и Жанной Моро в главных ролях. Девушки с кокетливыми чёлками, одетые в весьма фривольные и не менее женственные наряды затянутые в шнурованные корсеты породили новую моду. Сен Лоран предложил приталенные пальто с расклешенными юбками, в которых женщины казались строгими, недоступными и очень хрупкими. А в Англии Лаура Эшли ввела в моду викторианскую набойку в мелкий цветочек на тёмном или пастельном фоне. Это называлось «бабушкин рисунок».

 Именно в это время появляется одежда vintage. На фоне всеобщей ретромании страсть к подлинной одежде прошлого становиться всё более очевидной. Vintage в буквальном переводе означает «урожай или вино определённого года».
Магазины старинной одежды в Лондоне и Париже постепенно становились местами паломничества модной тусовки. Одежда vintage приобрела status quo. Через несколько лет Vintage превращается в особое направление в моде, практически в модный брэнд. Его запросто сочетают с современными вещами, и именно в этом смешении настоящие модницы находят особый шик. Одеться с ног до головы в vintage считается также дурно как в одежду от одного дизайнера
Кинозвёзды стали абсолютным авторитетом. Им слепо подражали не только в макияже и причёсках (Грэйс Келли и Мэрилин Монро вернули моду на блондинок), но и в манере одеваться, стиле жизни. Стоило только Мэрилин произнести свою сакраментальную фразу, что на ночь она надевает лишь капельку Chanel №5, как эти духи были буквально сметены с прилавков.
Благодаря великолепной игре Джулии Кристи, Лару из «Доктора Живаго» полюбили раз и навсегда. Её пронзительно голубые глаза и копна русых волос стали синонимами русской красоты.

 Все кто испытывал тоску по декадентской элегантности, влюбились в стиль 30-ых годов после появления 2-х фильмов - «Кабаре» и «Проклятая». Лайза Минелли с её большими детскими глазами, мальчишеской причёской, полным ртом и женственной фигурой стала звездой, которую можно было любить.
Джейн Биркин соединяла небрежную распущенность хиппи с французской изысканностью. Благодаря этому она стала секс-символом, невинным и порочным одновременно. В этом качестве Джейн особенно ярко проявилась в фильме «Я люблю тебя».

 Катрин Денёв считается олицетворением стиля Ива Сен-Лорана, которому хранит  верность на  протяжении  трёх  десятилетий.   В   картине   «Сирена Миссисипи» Катрин Денёв по сути стала моделью Сен Лорана. Она одета в костюмы и платья, которые со временем станут классикой, - тренчкот с погонами, прообраз платья сафари, трикотажное платье-свитер. Она воплощает собой всё
что любят во Франции: красоту, элегантность, изысканность - но так, что за этим чувствуется дыхание бездны. Такой образ внушил зрителям фильм Бунюэля «Дневная красавица», где Денёв играет богатую респектабельную даму которая под влиянием своих сексуальных фантазий становится проституткой в дневном борделе.

 Роль Мерил Стрип в фильме «По ту сторону Африки», где актриса сыграла роль Карен Бликсен, вдохновила модельеров от Парижа до Нью-Йорка на разработку стиля сафари - одной из важнейших тенденций в моде 80-ых. В 80-ые годы отношения кино и моды изменились.

 В 1990 году французские кинематографисты объявили Изабель Аджани «лучшей актрисой 80-ых» - десятилетие которое принесло прекрасной француженке не только взлёты. После того, как она много лет оставалась любимицей прессы за красоту и талант, Аджани в 1986 году стала жертвой клеветнической кампании: на неё навесили ярлык больной СПИДом, обречённой на смерть.
Её природный талант открыли для кинематографа ещё когда она была школьницей. Аджани непрерывно вредит своей карьере капризами, что одновременно приносит ей симпатию многих женщин, которые тоже хотели бы вести себя по-бунтарски.

 Сцена, продолжавшаяся в фильме две секунды в 1992 году за несколько недель вознесла Шарон Стоун к числу самых дорогих актрис Голливуда. Это эпизод из «Основного инстинкта» где подозреваемая на допросе закидывает ногу на ногу, демонстрируя, что кроме платья на ней ничего нет. Все последующие годы она тщетно пыталась покончить с имиджем роковой женщины-вамп. Её красота, элегантный стиль и остроумные интервью вызывали всеобщее восхищение. В 1995 году в «Казино» Мартина Скорсезе она достигла долгожданного успеха и как серьёзная актриса.

 Николь Кидман. В Голливуде любят тех, кого называют survivors, то есть выживших, уцелевших. Редко кому из великих удалось в голливудскую реку войти дважды: Джуди Гарленд, Элизабет Тейлор, Ингрид Бергман.
За два года она снялась в трёх фильмах, каждый из которых стал событием: «Мулен Руж», «Другие», «Времена». В «Мулен Руж» она временами похожа на Марлен Дитрих, Мэрилин Монро, а в «Других» - на Грэйс Келли. Камера любит её аквамариновые глаза и нежную фарфоровую кожу, какая бывает только у рыжих. Николь потрясающе фотогенична.

 Неформальная мода Бьорк на самом деле персонаж из другого, но всем нам прекрасно знакомого мира - мира сказок. Бьорк никогда не станет взрослой - из девочки она превратилась во взрослую девочку, а сейчас потихоньку трансформируется в пожилую девочку. Она как-то умудрилась сохранить в себе это хрупкое равновесие детства.
Ума Турман обязана своей мировой славой «Криминальному чтиву» и лично Квентину Тарантино. Сегодня Тарантино обязан ей своим возвращением в большое кино. Она сыграла главную роль в его фильме «Убить Билла».

1.2. Кино как трендсеттер
"Роль кино как трендсеттера, т.е. создателя модных тенденций менялось на протяжении десятилетий. Гарбо и Дитрих были иконами стиля. Им подражали, старались так же улыбаться и ходить такой же походкой. Но это были они сами, а не их героини. После войны, когда мода стала ближе к народу, поклонники Одри Хепберн могли взять на вооружение не только её густую короткую чёлку, но и непринуждённую манеру носить жемчуга из «Завтрака у Тиффани».
В 70-ые появился «Великий Гэтсби» с его ревущими двадцатыми и «Барри Линдон» с изумительными историческими костюмами.
1970 год и «Весь этот джаз», с литыми купальниками, тёплыми гетрами и зализанными причёсками.

 Героини «Танец-вспышка» в лосинах и с химической завивкой пропели и станцевали настоящий гимн эпохи аэробики.
Мелони Гриффитс в плечистых костюмах из «Работающей девушки».
«Присцилла, королева пустыни» с розовыми и голубыми волосами, серёжками в виде вьетнамок - всё это оттого, что восьмидесятые с их здоровыми людьми и нормальными одеждами осточертели.

 Официальным признанием стиля grange «Криминальное чтиво». Ума Турман босая, в куцых чёрных брючках и сером мужском плаще.
Многие фильмы становились трендсеттерами не в момент их выхода на экраны, а через многие годы. «Лихорадка субботнего вечера» (1977) всплыла в 90-ые. «Завтрак у Тиффани» (1961) появился во всех глянцевых журналах в 95-ом, когда после смерти Одри Хепберн её стиль принялись цитировать все подряд.
Образ сказочно доброй и романтичной Амели стал откровением. Модные дизайнеры включают музыку из фильма в саундтреки своих показов, топ-модели требуют у стилистов короткую чёлку.

 Героиня главного французского фильма 2001 года - Амели Пулен - живёт на Монмартре. Она одевается по моде пятидесятых в топы в цветочек, юбки с оборками, плоские туфельки. «Амели» - самая романтическая и трогательная картина последних лет.

 «Фрида», история любви и страданий культовой мексиканской художницы.
В конце 80-ых в Америке о Фриде много говорили и писали. Мадонна купила на аукционе несколько её картин, положив начало «фридомании». В Сан-Франциско, Детройте, Нью-Йорке, куда она следует за мужем, Фрида страдает от одиночества. Она меняет свой имидж: не желая больше подражать Тине Модотти. Фрида перестаёт носить прямые юбки, стянутые в талии, строгие белые блузки и галстуки. Теперь её источник вдохновения - наряды женщин из провинции Теуантепек, первых индейских феминисток. В Америке 30-ых Фрида символизирует экзотику Мексики: чёрная коса уложена вокруг головы, в ушах золотые кольца, на плечах - шёлковая шаль, из-под которой выглядывают пестрая блузка и длинная юбка с пышными оборками. Знаменитая Эльза Скиапарелли даже создала платье «Мадам Ривера». В 1998 году Готье вдохновили туалеты мексиканской художницы Фриды Капо. Дизайнера привлекла её необыкновенная фольклорная манера одеваться. Потребовалось 40 лет что бы «официальная» мода в 70-ых годах поддалась этому влиянию.
«Талантливый мистер Рипли». Главную женскую роль сыграла Гвинет Пэлтроу. Этот фильм положил начало моде на пятидесятые, стиль декады предстаёт перед нами в виде женственных пышных юбок, белоснежных блузок, чуть легкомысленных бюстье, туфель на каблуках-гвоздиках и изящных сумочек с короткими ручками, которые кокетливо держат перед собой. Главный акцент на талии, будь-то приталенный силуэт или узкий пояс.

 В сериале «Секс в большом городе» нет никаких глянцевых красоток. Обычные женщины со стандартной внешностью. Сериал уже дал «путёвку в жизнь» многим молодым дизайнерам. «Одежда очень важна в кино, - говорит Ребекка Вейнберг - одна из стилистов «Секса в большом городе», - Наряд каждой героини должен отражать её характер. Используя в сериале платье никому не известного дизайнера, мы мгновенно делаем его популярным, так что на следующий день его коллекция будет раскуплена подчистую».

 В «Пятом элементе» Бессонна, все герои, словно персонажи из мультика - без сложностей и полутонов. Скафандры, косы-шланги, апельсиновые волосы, в тон апельсиновым майкам. Готье в кино - именно художник по костюмам - он не просто одевает актёров, он договаривает недосказанное режиссёром и сценаристом.

 «Восемь женщин» - самый громкий фильм европейского киносезона. В феврале он вышел на экраны Парижа, тогда же завоевал «Серебряного медведя» в Берлине, а в конце июня добрался до Москвы, став одним из главных хитов 24 московского кинофестиваля.

 Это костюмный фильм: каждая героиня стилизована под одну из звёзд прошлого и одета по моде тех лет - яркие платья в косую клетку и маленькие шляпки, леопардовые шкуры и кокетливые туфельки со шнурочками. Рассказывает художница по костюмам Паскалин Шаванн: «В 1947 году Кристиан Диор, создав стиль New Look, произвёл революцию в моде. Он вернул женщинам ощущение эротизма и вытащил из забытья высокий корсет. Я обнаружила его корсеты на снимках Робера Дюсне в Vogue 40-ых годов, и мы использовали эту силуэтообразующую линию в костюмах наших героинь.
Костюмы «Матрицы» футуристические доспехи из латекса и солнцезащитные очки с почти невидимой оправой, напоминающие глаза насекомых. Впрочем, достаточно надеть виниловые легинсы, в сочетании с черной водолазкой или топом из черного шифона - вполне убедительный наряд в стиле Тринити.
Датчанин Ларс фон Триер снял «Танцующую в темноте» с помощью ста подвижных камер, разрушив все постановочные каноны жанра. И, тем не менее, это чистой воды мюзикл. Бьорк в роли неправедно осужденной пролетарки распевает вплоть до момента казни, а Катрин Денев надевает рабочую косынку, чтобы превратить завод в танцкласс.

 В этом сезоне большинство шоу навеяно шедеврами мирового кино. Джон Гальяно, показавший одну из лучших коллекций за последние несколько лет, выбрал прообразом своих эксцентричных героинь голливудскую актрису Джоан Кроуфорд, невероятно популярную в 1940-х.

 Показ голландского дуэта Viktor&Rolf открывала английская актриса Тилда Суинтон («Орландо» Салли Поттер. Ее героиня появлялась на свет в разные эпохи то мужчиной, то женщиной). На показе все женщины - андрогинные, рыжеволосые и бледнолицые - были поразительно похожи на актрису.
Шоу Alexander Mс Queen, как в старые добрые времена, походило на театрализованное представление: здесь были и снежные королевы, пробирающиеся сквозь метель, и наряды времен Шекспира. Действо происходило на фоне скалистого и безлюдного инопланетного пейзажа из «Звездных войн».

 90-е годы вновь соединяют моду и кино. Хотя и несколько по другому.
Уставшие от позирования манекенщиц, модельеры ищут выразительных актрис, чтобы те представляли их модели.
Лучший вариант - церемония вручения «Оскара». Здесь мода и кино придают друг другу блеск.

 С тех пор ночь награждения «Оскаром» превратилась в самую дорогую демонстрацию мод в мире.

 На семьдесят первой церемонии чувствовалась победа Ренессанса. Минимализм сменился романтической изысканностью, черный цвет уступил место всем оттенкам розового, унисекс склонился перед женственностью.
Почти все голливудские красавицы появились на церемонии в облегающих платьях, Обтягивающие корсажи, подчеркивающие грудь и линию талии. Очень много блестящих и переливающихся тканей - шелк, атлас, бархат. Много вышивки - влияние шекспировской эпохи проявляется не только в красках и тканях, но и в торжестве ручной работы. Много кристаллов, которые в этом году доказали, «бриллианты - навсегда, но не всегда».

 Самой популярной вечерней обувью оказались атласные туфельки без каблука, напоминающие балетные тапочки. Еще одна тенденция этой церемонии - глубокие декольте. Ренессанс - эпоха бесстрашной чувственности, а оскаровским героиням скрывать нечего.

 В эпоху «влюбленного Шекспира» черный цвет означал траур. В эпоху кинематографического увлечения Шекспиром очень немногие остались верны черному - Софи Лорен, Лора Дерн и Дрю Бэрримор на фоне красочного великолепия последней церемонии выглядели неожиданно смело. По-прежнему в фаворе - серый цвет, но значительно более светлых, жемчужных оттенков. Но цветом сезона все равно следует признать розовый.

 Семьдесят первая церемония названа Ренессансом голливудского шика.
На семьдесят второй оскаровской церемонии главные статуэтки достались «Красоте по-американски». Победила она и на экране, и в зале.
Хотя оскаровскую церемонию называют одним из главных модных событий года, от нее редко ожидают модных тенденций. Все-таки «Оскар» демонстрирует, прежде всего, классику - голливудский блеск, голливудское представление о роскоши и голливудское понимание красоты.

 Одна из самых заметных перемен по сравнению с прошлым годом - победоносное возвращение черных платьев. В целом цветовая палитра стала интенсивней - много красного, синего, зеленого. У многих - ярко-красная помада. В этом году больше украшений, особенно бриллиантов от Harry Winston.
Юбилейная семьдесят пятая церемония вручения «Оскара» прошла скромно - бриллиантов и декольте было меньше, чем обычно. Эта церемония радикально отличалась от всех предыдущих - страна находилась в состоянии войны, и политкорректность требовала серьезного настроения.

 На привычной голливудской роскоши пришли намеренно спокойные, подчас консервативные туалеты в сочетании с приглушенным блеском сапфиров, изумрудов и рубинов. Не обошлось и без бриллиантов, но 500 карат общего веса и 16 телохранителей на ковровой дорожке - для такой церемонии не густо.
Было много оголенных плеч, но не ног, не спин, не было и чересчур глубоких декольте - такое проявление сексуальности в контексте войны даже для Голливуда было неуместным.

 За всю свою 75-летнюю историю церемония не отменялась ни разу. Однако трижды была перенесена: в 1938 году из-за наводнения в Лос-Анжелесе, в 1968 году из-за убийства Мартина Лютера Кинга и в 1981 году после покушения на тогдашнего президента Рональда Рейгана.
На этой церемонии все свелось к усиленным до абсурда мерам безопасности.
Из гламурно-развлекательного шоу с водопадами слез и бриллиантов, с обнаженными грудями и сверкающим люрексом она превратилась в весьма пристойное мероприятие с достойными шутками, элегантными нарядами и сдержанными драгоценностями.

 Кто-то когда-то сказал, что в Голливуде есть только два способа одеваться. Один - на «Оскар» второй - никого не волнует. По этой ковровой дорожке нельзя дважды пройти в одном и том же наряде.
Актеров в жизни одевали, как правило, те же дизайнеры, что и в кино. Вероятно, отсюда и пришло понятие голливудского гламура, с его спецэффектами и блеском. С экрана - в жизнь. Например, Норма Ширер в 1930 году получила «Оскар» в платье, созданном знаменитым Адрианом для ее роли в фильме The Divorcee.

 История «Оскара» знает множество взлетов и падений. Экстравагантные выходки и ложные шаги совершали порой те, от кого этого меньше всего ожидали. Ингрид Бергман совершила непростительную оплошность, явившись дважды в одном и том же платье. Это было в 1945 году. В том же году Джоан Кроуфорд сказавшись больной, получала приз лежа на своем роскошном ложе в пеньюаре от Хелен Роуз, дизайнера студии MGM

 Церемония «Оскара» всегда была самым статусным мероприятием, и звезды за неимением собственного вкуса или от неуверенности в себе обращались к консультантам.  На заре существовования «Оскара» таким консультантом была Эдит Хед, художник по костюмам студии Paramount. Она обладала весьма элегантными предпочтениями в одежде и никогда не позволяла звездам распускаться - слишком углублять декольте или укорачивать юбки. Ее сменил на посту куда менее сдержанный в своих вкусах Боб Маки - автор незабвенных нарядов Шер, пока в 1989 на его место не пришел Фред Хейман. Его приход был символичен - мода окончательно и бесповоротно превратилась в индустрию, так что звезды могли просто выбрать наряд на вешалке, или связаться с дизайнером и сделать ему заказ

 То, что хорошо на подиуме, не всегда хорошо на сцене и даже на красной дорожке. Потому что - актриса не модель, за ней всегда есть история - жизни и кино. Кроме того, она почти всегда менее совершенна.


Статью разместил: Ирина Бумагина

Источник: Fashion Bank

Раздел: Дома мод. Модельеры

Добавить комментарий Добавить комментарий:        Код для вставки на сайт Код для вставки на сайт:        Версия для печати Версия для печати
топ5 публикаций

Информация

О проекте

Сотрудничество

Контакты

Реклама на сайте

Разделы

Публикации

Новости

Блоги

События

Коллекции

Фотостудии

Обучение

Маркет

Каталог

Модели

Фотографы

Стилисты

Модельеры

Модельные агентства

Работодатели

Сервисы

Регистрация

Разместить объявление

Найти модель

Найти фотографа

Найти стилиста

Найти агентство

Найти модельера

© 2007-2017.
// Создание сайта - 2opexa
Вся информация на сайте является объектом авторских прав и принадлежит порталу Fashion Bank.
Права на все фотографии, принадлежат авторам.
Пожалуйста, прочтите "Условия распространения информации".